7 заметок с тегом

diary

Воскресенье

В Японии даже автобусы тебе кланяются, восторгались мы. Если и приедет старая модель на остановку, то наклонится вбок так, чтобы быть вровень с асфальтом, а достопочтенным пассажирам не пришлось прикладывать усилий для входа внутрь. На выходе из автобуса водитель каждому (каждому!) пассажиру поклонится и скажет спасибо (аригато гозаимас), а странствующим гайдзинам еще и thank you прибавит.

По всей видимости, я совсем не знаю Москву: сегодня с удивлением обнаружил, что московские автобусы с высокой платформой тоже просаживаются при открытии дверей. Автобус от Таганки вез нас двоих по набережной к Кропоткинской, откуда рукой подать до Мультимедиа арт музея. Мы шли на фотобиеннале, но совершили роковую ошибку — начали обход с последнего этажа, который отвели под выставку жертвам политических репрессий. Что и говорить — после рукописей Солженицына, Королёва, Мейерхольда, после всех этих историй и плана (sic!) Ежова тридцать седьмого года по репрессиям сотен тысяч (категория II — от 8 до 10 лет заключения; категория I — высшая мера наказания) — после всего этого смотреть другие экспозиции решительно не было смысла. Перегораешь.


В. Тарасевич. В вестибюле Главного здания. 1963

***

И про инвестиции. Вышел отчет Berkshire Hathaway за 2017 год. Как всегда, все самое интересное не в цифрах, а в письме Уоррена Баффета инвесторам. За отчетный период компания не совершила ни одного крупного поглощения, и ключевая причина тому — слишком высокие цены. И тут г-н Баффет, как всегда, блистает:

Why the purchasing frenzy? In part, it’s because the CEO job self-selects for “can-do” types. If Wall Street analysts or board members urge that brand of CEO to consider possible acquisitions, it’s a bit like telling your ripening teenager to be sure to have a normal sex life.

Once a CEO hungers for a deal, he or she will never lack for forecasts that justify the purchase. Subordinates will be cheering, envisioning enlarged domains and the compensation levels that typically increase with corporate size. Investment bankers, smelling huge fees, will be applauding as well. (Don’t ask the barber whether you need a haircut.) If the historical performance of the target falls short of validating its acquisition, large “synergies” will be forecast. Spreadsheets never disappoint.

Синергия, хы-хы. Как сказал бы Чарли Мангер — I have nothing to add.

2018   diary   investing   japan   moscow   photo

Венеция

О Венеции невозможно говорить, все на уровне эмоций. Бродский в «Набережной неисцелимых», в общем-то, попытался рассудительно описать ее (и если не бывать в ней, можно умудриться пропустить его текст среди прочих — не потому, что он хуже, а потому что Бродский весь прекрасен). Но сравнение с раем выдает его сполна — за сорок лет ничего не изменилось, и даже поэтам не хватает слов.

Не хватает и фотографий: «как бы то ни было, ты подчиняешься приказу и хватаешь камеру, дополняющую что зрачок, что клетки мозга. Придись этому городу туго с деньгами, он может обратиться к Кодаку за финансовой помощью — или же обложить его продукцию диким налогом. И точно так же, пока существует этот город, пока он освещен зимним светом, акции Кодака — лучшее помещение капитала». Что и объяснять, дело не в кодаке — даже когда мы будем поголовно ходить в окулусах или аналогах, технологии не хватит, чтобы все это передать. Лишь бы город выстоял, а не повторил подвиг Атлантиды.

В младших классах мы не до конца понимали, кто такие Продиджи или Нирвана, но чувствовали, глядя на горящие глаза старшеклассников, что вот он, пульс времени. И они так же, как пленки кодака, остаются в воспоминаниях энтузиастов, входят в фольклор, передаются на всевозможных носителях — но, как и все банально прекрасное, как запахи, туманы, сны, отражения, или всплески воды в тупиках мифического тонущего города, никогда не смогут быть переданными до конца.

(январь 2016)

2018   diary   italy   livejournal   travel   venice

Слушать

Иногда писать очень тяжело, потому что сомневаешься, стоят ли твои знания или твое мнение чего-то — многое уже написано значительно более умными людьми. Но когда речь заходит о личном общении, я с трудом себя сдерживаю и постоянно высказываюсь, хотя прекрасно понимаю, что лучше бы промолчал.

Очень уважаю людей, которые умеют тупо молчать и слушать.

2017   diary   listen

О Берлине, инфрастуктуре и теории малых дел

У приложения Headspace есть медитации-одноминутки, которые я включаю по дороге на работу и домой. Экспресс-упражнение на дыхание, которое позволяет буквально выдохнуть и привести разум в порядок. Позавчера по дороге на работу решил не доставать наушники и просто наблюдать, что происходит. А передо мной — красота: аллея из золотых деревьев, неубранные листья, кайф. Сразу вспомнился осенний Берлин, на удивление уютный и родной. Родной, ясное дело, из-за советского наследия, а уютный — как раз из-за неубранных листьев, идешь себе по ковру в тишине и спокойствии по рандомным улочкам и наслаждаешься.

Что отличает Москву от Берлина? Отсутствие инфрастуктуры: у нас не обращаешь внимание на красоту, потому что она прячется за забитыми решетками ливнестоков, за вырванными дорожными столбиками, за бесконечным перекладыванием хороших дорог за откаты и игнорированием проблем окраин за неимением откатов. То есть, если у нас будут простейшие признаки инфрастуктуры — листья на земле, открытые веранды кафе (не только летом), сухие дороги благодаря грамотному планированию, невысокие жилые дома — то и уезжать не нужно никуда. Да и в помещении торчать не придется — подумаешь, дождь, комфортно же и красиво. Поэтому «там» и осенью, и зимой приятнее, чем в Москве — и в Берлине, и в Париже, и в Риме, и даже в Стокгольме, где к трем часа дня уже солнца нет.

Но за уют можно бороться, и не только у себя в квартире. Скажем, прекрасное приложение «наш город» позволяет даже таким незаинтересованным бездельникам, как я, повлиять на то, чтобы во дворе горело освещение по ночам, и чтобы вырванные столбики возвращали на место, и чтобы мусорные урны не были завалены. В сентябре проходили муниципальные выборы, и мой кандидат (простой парень, с которым мы переписывались в контакте), к сожалению, проиграл. Но он и его жена пишут в «наш город», ровно как и мы с женой, и это хоть немножечко, но делает наш двор лучше. One step at a time.

Берлин год назад:

2017   berlin   diary   infrastructure   photo   zen

Как вести заметки и дневник

Сергей Капличный рассказывает в своем влоге, как (и зачем) он ведет заметки и дневник:

Тим Феррис рассказывает, как он ведет Five Minute Journal:

(описание five minute journal тут)

Я уже писал о том, что веду дневники (с переменным успехом) всю сознательную жизнь. Помимо блога, как эксперимента в плане открытости и, надеюсь, полезности читателям, я также записываю заметки в телефоне. Тетрадь для ежедневных записей лежит без обновлений в ящике прикроватной тумбочки — проект провалился пару недель назад. Видимо, важны ощущения — рука отвыкла писать, приходится прикладывать какие-то невероятные усилия, чтобы заполнить страницу, пальцы болят :) А в телефоне я печатаю недостаточно быстро, чтобы вести осознанные записи. Видимо, придется вести личные записи в гуглдоках — и доступно с любого компа, и печатать не так влом.

2017   diary

Вот-вот сяду и сделаю

Да, это будет пост о прокрастинации. Я тоже от нее страдаю и тоже ищу способы с ней справляться.

Я пытаюсь написать пост, пишу заметки, ищу основную тему, и оставляю все в черновиках.

Пытаюсь собраться с мыслями и выполнить задачи из рабочего чеклиста — сформулировать стратегию, изучить ссылки из папки «later» (как символично), сделать ревью.

Я знаю почти все методы и принципы, пытаюсь сменить обстановку, перенести все на бумагу, очистить инбокс. Помогает? Вряд ли.

Есть разные способы справиться с большими задачами. Важнейший шаг — начать делать. Затем можно как с мытьем посуды: начать с приборов — они маленькие и легкие. Затем перейти к чашкам и тарелкам. А в конце — к сковородкам и кастрюлям. Чистота и порядок.

Но есть одно «но». При мытье посуды мозг отключается и ты входишь в поток. В конце остается удовлетворение от труда, и нет тяжких раздумий, как правильно сделать, а как неправильно. В мыслительном процессе, сопровождающем работу, всегда есть неуверенность (см. пост про uncertainty на zenhabits). В работе над телом и сознанием есть долгий путь оттачивания, шлифовки. И, в отличие от продуманных компьютерных игр, с каждым левелом все легче, а не тяжелее — а значит, начальный этап самый трудный. Трудно взять и регулярно медитировать, или делать зарядку, или своевременно выполнять рутинные рабочие задачи. Трудно. Даже пост написать трудно. Не регулярно писать, а просто написать один пост.

А потом опубликовать.

P. S. Uncertainty is not OK.

2017   diary   flow   procrastination   zen

Лытдыбр

Я веду записи лет с восьми. Это были как классические дневники, так и любые другие способы запечатлеть момент. В младших классах у нас были популярны тетради-анкеты, где на первом листе ты задаешь важнейшие вопросы («Любимый актер/актриса? — Лео/Кейт»). Дома мы с другом записывали на аудиокассету свои переживания и пели песни РукиВверх. Подруга тогда переехала и мы переписывались обычной почтой. Потом появились емейлы и пропала вся романтика.

В старших классах началась эпоха жж и онлайн-игр. Это вообще было большим открытием, что ты не просто можешь наблюдать в интернете за чьей-то жизнью, кажущейся абсолютно вымышленной, но еще и общаться и даже встречаться. Полный сюр. С ростом скоростей пошли торренты и шквал информации — теперь уже контент можно было едва успевать поглощать. Тем не менее, было еще немного баловства, типа трансляции онлайн-радио, записей миксов, попыток фотографировать и монтировать видео.

Ну а потом универ и самостоятельная жизнь. Тут записываешь, чтобы не забыть. Страховочный канат памяти.

Отмотаем еще лет на пять вперед, и вот мы здесь, читатель.

2017   diary